Копирайтинг

Апокалипсис наступил

Представьте, что апокалипсис наступил, но только для людей. То есть 90+% людей умерло от эпидемии, но материальных разрушений не произошло: мир такой же, как сейчас, только обезлюдел. Что бы делали, если бы оказались среди нескольких процентов выживших?

Причем, что бы вы сделали, если бы:
а) все люди просто умерли от вируса, насовсем;
б) люди стали зомби.

Чур мой вариант не подсматривать, пока свой не скажете!
Ирэн удивительная

50 оттенков Томска или метод Шурика

В Томске высекли девушек крапивой и облили водой, чтобы те протрезвели и подумали о поведении.
Бабищи часто мешали жителям одного двора: шумели, мочились на крыльцо и чуть не устроили пожар. Полиция с ними ничего не делала, вот местные мужики и взяли дело в свои руки.



Первый ролик длиннее, второй для тех, кто вечно недовольно бурчит, что их отсылают смотреть на ютуб :

Сеанс саморазоблачения русского одессита-эмигранта

 Люблю, когда русские сами про себя такое рассказывают: мол, да, мы вот такие, мы существуе исключительно чтобы царь-батюшка был. Чтоб он нас, неразумных, порол и наставлял. А если казнить возжелает, то так тому и быть...

Вот потому мы, украинцы, вас победим. И закопаем...

Телеграм-канал https://t.me/smoldavankinataganku Игоря Димитриева, ака Русский Ориенталист:

  Вчера в аудио-чате подписчик отметил отличие русских диаспор от других в том, что русские рассчитывают на государство в решении конфликтов, а выходцы с Кавказа, например, действуют сами. Исходит это, по его мнению, в государственной монополии на насилие. В родоплеменной структуре такой монополии не признается и каждый род должен защищать себя сам. 

Да, есть такое дело. Но русские общины пересладывпют на государство не только силовые функции. Но и политическое представительство и общественные инициативы. И любовь к сильной руке оттуда - из эпохи абсолютизма. 

Несколько лет назад я писал об этом в ФБ: 

Я все думал о причинах нашего бесславного поражения на Украине, в Одессе. Нет, понятно - все еще может много раз развернуться, они там натворят делов и прочее. Но отрицать, что они там на коне, а мы черт знает где и без внятных перспектив - глупо. 

Помню этих победителей несколько лет назад - смешные и недалекие городские сумасшедшие, маргинальные кружки, проводившие никому не нужные мероприятиями по малозначительным темам. Они вызывали  раздражение у горожан своими идиотскими акциями по поводу мовы или чего-то подобного. А политики занимались бизнесовыми вопросами и не воспринимали их всерьез, манипулировали по необходимости или покупали акции за копейки. И что же случилось? Как мы умудрились этим дурачкам так страшно проиграть город и целую страну?

Нет, про то, что работали СМИ и школы много лет, про то что рыги оказались трусливыми перевертышами, а Путин сдал -  мне говорить не надо, я и сам могу это рассказать. На нашей стороне были миллионы людей, экономические основы страны, столетия истории. Это серьезный актив. А мы им как-то глупо распорядились. Политические бюджеты уходили куда-то не туда. 

Чаще всего наши митинги были кондовыми и немодными, наши партии неидеологическими, а жлобоватые лидеры не вызывали доверие. Боевики не хотели атаковать, а трибуны брать власть. 

Я говорю "наши" намеренно. Понятно,  что кто-то был в политике успешнее, кто-то нет. У кого получались стильные штуки. Но в целом ужасно. И можно искать виноватых, но что-то в нас было не так, признайтесь. 

Я много думаю об этом. И если не найти причины, то волна поражений снесет остальных.

Пока я нашел только одну причину. И хотел бы ее обсудить. 

В русских есть черта, их родовое свойство, которое с одной стороны стало их эволюционным преимуществом, а с другой стороны слабым местом. Это "царь в голове". Русский - это подданство, осознание себя как части государства. Государства большого, сильного и жестокого, но безучастного по отношению к самому человеку.  

Царь как олицетворение властной вертикали имеет всенародную поддержку независимо от своих качеств, по одному лишь символическому статусу. Он символ государства и народного единства. Гружданские конфликты и смуты происходят в России в моменты, когда этого символа нет. 

С одной стороны это дало русским силы выстоять в непрерывных войнах и катастрофах, а с другой стороны обесценивало личную инициативу. Русский человек даже уходя от своего царя в поисках свободы далеко в тайгу, осваивает новые земли, побеждает туземцев, а потом возвращается и говорит "Царь-батюшка, прими землю сибирскую под свою волю".

Считая себя часть государства, а не народа, русские не создают организованных общин в эмиграции, проигрывают национальным меньшинствам в криминальных конфликтах и не проявляют политических инициатив без царского указа. 

Вот и мы там сидели со своим царем в голове и ждали указа. А царя-то давно у нас не было (с)

Мой комментарий к записи «Солнце, лето, 1937 год...» от zina_korzina

37-й?
У многих впереди битва за жизнь, пайку, передачу, место у печки в ледяном бараке...
В 39-м новые союзники с паучьим крестом и неприятием евреев, цыган и славян поделят с оставшимися Польшу, Бессарабию, страны Балтии... В 40-м некоторые замерзнут насмерть, некоторые будут застрелены ночной кукушкой из промерзшего леса, а кто-то умрет от пулеметной пули в живот или сгорит в жестяном танке, и маленькая, но гордая страна, больно укусившая глиняного колосса, отдаст часть территории.
И только потом бывший новый союзник так даст поддых бывшему подельнику-людоеду, что всем миром придётся бить мерзавца, напрягая все силы, теряя миллионы людей убитыми и умершими от ран, голода и болезней.

А через много лет потомки тех, кто ни за что на свете не пошёл бы снова в этот ад, будут дрочить свои мелкие пипирки на самого справедливого вождя, самое вкусное мороженое и визжать в алкогольном тумане, что могут повторить.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

антипобеда

Первомай с нацистами в Москве, о котором не расскажут на рашаТВ

1

Упоротые совки-руссмиряне, почему молчим, как деды ваши отмечали? ​Парад, о котором стыдливо умалчивает кремлевская пропаганда. 1 мая 1941 года. Высокопоставленные гитлеровские чины в Москве. Друзей приветствует лично сталинский нарком обороны Семен Тимошенко. Уже 608 день пылает Европа в огне Второй Мировой войны, которую развязали союзники - Гитлер (Рейх) и Сталин (СССР).



повтор
tanzen

СазЛаг ОГПУ-НКВД против Бухенвальда СС: сравнение статистики смертности заключенных на микроуровне.

Как правильно гасить упырей.

30 марта 1876 в Питере прошла знаменитая "Чернешевская демонстрация" - хоронили умершего в предварительном заключении студента Чернышева, арестованного по известному делу "193-х". Собравшуюся революционную хипстоту с полпинка разогнали полицейские и дворники. В организованный хардкор и правильный мордобой российские студенты и нервные интеллигенты умели тогда плохо, вернее никак. Да и в простую организацию не умели - забыли позвать рабочих, за которых, так-то, и пытались рубиться.
Питерские рабочие сами постучались в кружки "землевольцев", нигилистов и прочих народников. Работяги доходчиво объяснили революционным юношам и девочкам, что:
а) демонстрации надо проводить в выходные и праздничные дни, потому что нормальные люди в будни работают;
б) оповещать надо заранее, так как народ вообще-то планирует свои выходные;
в) если предполагается месилово - давайте брать с собой кастеты, арматуру и заводских отморозков.

Чоткие пацаны из будущей "Народной Воли" идею проведения "первой рабочей" демонстрации поддержали, назначили дату - 6 декабря, но революционеры тут же ударились в две крайности и чуть не похерили все дело.
Сначала посчитали, что демонстрация без привязки к какому-либо событию будет непонятна "интеллигенции" и она на нее не пойдет.
Затем посчитали - фиг с ней, с "интеллигенцией", давайте проведем чисто рабочую демонстрацию. Умный уже тогда Плеханов задал правильный вопрос: а сколько ожидается рабочих?
Никто не знал, рабочие сами затруднялись дать ответ.
В итоге нигилисты пошли оповещать "интеллигенцию", землевольцы побежали собирать рабочих.
Назначили место - Казанский собор.
4 декабря провели летучку. Делегаты от рабочих сообщили, что если их соберется хотя бы пара сотен, то демонстрации быть. Тогда же порешили вынести красное знамя.
Пошли просчеты - забыли четко согласовать время: просто "утро".

Работяги, в количестве 250 человек, пришли рано утром. Никого из организаторов и "интеллигенции" не увидели, оставили у паперти для наблюдения пацанов, а сами разошлись "греться" по близлежащим трактирам.
Студенты и прочая интеллигенция стали подтягиваться только спустя час. Подходили группами и, не зная что делать дальше, толпились и галдели на паперти.
Тут чуть было все на закончил церковный староста. Он вышел со службы и спросил у молодежи чего ей надо и чего все так орут. Какой-то остряк крикнул, что хотят заказать панихиду.
Староста ответил, что панихиду нельзя - сегодня "царский день", и предложил всем убираться по-хорошему.
Тогда кто-то сообразил заказать молебен. Денег ни у кого не оказалось - заняли у Плеханова трешку.
За всем балаганом наблюдали в отдалении несколько полицейских и жандармов.

Когда староста с плехановской трешкой удалился, решили начинать. Как только начал выступать первый оратор, к нему сразу пошли полицейские. Но тут из трактиров вышли хорошо поддатые рабочие и выпихнули тех из толпы митингующих. Студенты сразу приободрились, все резко осмелели и вытащили красное знамя.
Полицейские тут же начали свистеть в свистки и к площади побежали окрестные дворники и городовые.
Толпа интуитивно сбилась в колонну и пошла по проспекту.
Тогда полицейские с дворниками попытались хватать шедших в задних рядах демонстрантов. Кто-то из рабочих закричал: "стой, наших берут!". Колонна резко развернулась и буквально втоптала полицейских в мостовую. Дворники бросились бежать за собор, в Казанскую улицу.
И здесь сыграли роль водка в организме рабочих и адреналин в крови студентов - толпа, вместо того, чтобы снова сбиться в колонну и идти своим маршрутом, бросилась с победными криками догонять и гасить дворников. Все ряды расстроились, а на отчаянные свистки сбегалось все больше полицейских. На той же Казанской улице разрозненные группы демонстрантов столкнулись с численно превосходящим отрядом подошедших полицейских и дворников. Началось жесточайшее месилово.

Полицейские все прибывали и стали охватывать группы демонстрантов, изолируя их друг от друга, разбивая на небольшие кучки. Те теперь не могли организованно отступить и стали пробиваться "кучками". Несколько таких "кучек" полицейским удалось загасить и уложить фейсами в мостовую. Группы же демонстрантов, вооруженных арматурой и кастетами, успешно отбивались и смогли вырваться из окружения, раскроив немало голов оппонентам. Особо выделялся здоровенный темноволосый студент, которому работяги дали отлитый в мастерской кастет - он шел в центе группы и обрушивал свои огромные кулаки на головы полицейских и дворников, когда те хватали его товарищей. Опознать его полиция потом не смогла и вместо него, много позднее, арестовали похожего на него Боголюбова, который и близко к демонстрации не был.
Зато удалось схватить знаменосца - молодого рабочего Потапова. Его сначала несла на руках группа рослых и суровых рабочих, которые кусками арматуры разбивали щщи набегавшим полицейским и медленно, стройно, как Старая Гвардия Наполеона, отступали по Невскому сквозь бушующую массовую драку. На углу Большой Садовой кто-то из полицейского начальства сообразил от них отстать. Воспользовавшись затишьем, Потапов выбежал из толпы и юркнул в проезжавшую конку. Полицейские тут же срисовали маневр, конку за углом тормознули, Потапова вытряхнули и упаковали.

Так как полиция тоже была не готова к такому деятельному и суровому отпору, то арестовать удалось всего три десятка демонстрантов, загашенных на улице. Из рабочих попались только десять человек, остальные - студенты и интеллигенция. Потапову впаяли монастырское покаяние. Все рабочие отделались легкими наказаниями, а интеллигенцию прессанули по полной - пятеро отправились на каторгу, остальные поехали в ссылку.

Правильную тактику колонн у нас освоят только к началу ХХ века. Доведут же тактику до совершенства немцы к 1920-м годам.

Спижжено у d_clarence

На смерть людоеда.

Коммунисты просят масла,
Комсомольцы молока,
А им Сталин отвечает:
"Хуй сломался у быка!"

Ах, огурчики мои да помидорчики,
Сталин Кирова убил
Да в коридорчике!




Горите, красные задницы.

Ты отлично справился, масай: прикончил их всех, кроме Рипли и кота.



Это - Боладжи Бадеджо, человек, ставший Чужим.
Боладжи родился в Нигерии, и отроду был масай - потомок одного из самых воинственных и архаичных народов Северной Африки. Но окружение его было очень далеко от традиционного масайского быта. Семья Бадеджо давным-давно переехала в город, и стали они глубоко интеллигентными ребятами: отец Боладжи работал директором и ведущим диктором главной нигерийской радиостудии, дядя был известным скульптором. Благодаря этим успешным карьерам семье удалось скопить недурные по нигерийским меркам деньги - но это не спасло их от беды. В раннем детстве у Боладжи диагностировали серповидно-клеточную анемию - бич Африки, лютую наследственную хворь, по какой-то причине снова и снова пробуждающуюся у негроидов от Мавритании до Зулуленда.
Болезнь эта очень коварна. Она может спать в организме десятилетиями - а потом неожиданно безобидное какое-нибудь простудное заболевание запускает её развитие, и человек сгорает почти мгновенно. Жить с этой дрянью - это постоянно ходить под дамокловым мечом. Боладжи с самого начала знал о своей болезни, но в депрессию не впал и особой мнительностью не отличался никогда. Возможно, впрочем, что именно понимание того, что сын в любой момент может умереть, в целом заставило родных относиться к нему с некоторым особым вниманием и сколько-то потакать его желаниям.
А желание у Боладжи, в сущности, было одно, но здоровенное: он очень, очень хотел стать профессиональным художником-дизайнером, и учиться не где-нибудь у местных мастеров, а в Европе. И семья пошла ему навстречу. Отцу удалось оплатить для сына обучение ажно в Лондоне! Впрочем, Боладжи довольно быстро доказал, что он сам по себе чертовски талантлив, и начал выигрывать стипендию за стипендией. Почти сразу после выпуска ему удалось получить выгодный заказ - оформление интерьера для одного из фешенебельных лондонских ресторанов. Парнем он был компанейским, и радостно потащил отмечать удачу в паб всех друзей-приятелей.
Там-то на него и наткнулся Питер Арчер, директор по кастингу первого "Чужого", человек, который на этот момент был в полном отчаянии.
Съёмки срывались, и срывались по самой дурацкой причине: фильм невозможно было снять без, собственно, заглавного героя - Великой Космической Твари. CGI тогда был, мягко говоря, отсутствующий, поэтому играть ксеноморфа должен был человек в костюме. Костюм-то имелся, и какой! Офигенный, страшный, сделанный великим Гигером. А вот человека в него нужного никак засунуть не удавалось.
Были каскадёры - один за другим. И они не могли двигаться так, как надо. У Чужого были очень длинные конечности, средние мужские руки и ноги заполняли их не до конца - и движения получались смазанными и нелепыми. Сам Ридли Скотт, режиссёр, вне себя от ярости восклицал, что это похоже не на пришельца, а на рекламного человечка "Мишлен". Были профессиональные манекенщицы. Им сколько-то хватало пропорций - но изящным девушкам было невероятно тяжело таскать на себе эти адские килограммы резины. Были цирковые акробаты. Пробовался даже сам Питер Мейхью - Чубакка! - но даже у него получилось что-то скорее именно чубаккоподобное, тяжеловесное и неуклюжее. Скотт был неумолим: Чужой должен быть гвоздём всей истории, он должен быть страшен, а не смешон.
Возможно, Арчер зашёл в паб просто чтоб залить тоску. Но факт в том, что на мистера Бадеджо он обратил внимание мгновенно.
Среди масаев нормой является ОЧЕНЬ высокий рост. В нашем новоиспечённом художнике было два десять с хвостиком. И - как это бывает среди больных серповидно-клеточной - у него были слегка искажённые пропорции тела: короткое туловище и ужасно длинные, тощие руки и ноги. Притом с детства Боладжи охотно занимался разновсяким спортом, поэтому всё это ещё и было оплетено неплохими такими мышцами и двигалось хлёстко и точно. Арчер увидел его - и обомлел: это была уникальная находка. Он накинулся на молодого человека сразу, безжалостно прервав дружескую пьянку, и начал ковать железо по-горячему.
Сперва, правду сказать, Боладжи даже слегка оскорбился. Он, как-никак, был образованным творческим человеком, и - играть, по сути, цирковую роль? какую-то дикую инопланетную макаку? Но Арчеру удалось уговорить его хотя бы придти с ним в студию, а там продемонстрировал ему Костюм и полную подборку гигеровских концепт-артов. Что тут сказать! Боладжи был художником, и увидев ЭТО - влюбился сразу же, с первого взгляда и напрочь. В первый же день он несколько часов бродил по студийным декорациям - внутренностям корабля "Ностромо" - нацепив голову твари: привыкал к её необычному балансу и весу. А потом серьёзнейшим образом взялся за дело.
Все рекомендации каскадёров-инструкторов Боладжи проигнорировал. Вместо этого он стал разрабатывать пластику своего будущего персонажа самостоятельно, тренируясь неустанно, в костюме и без. Источников для образа движения Чужого у него было три.
Во-первых, он вспомнил своего дедушку, который ещё в детстве показывал ему старинные стойки и удары, которые применяли масаи при традиционной охоте с ассегаем на льва.
Во-вторых, он перебрал с десяток боевых искусств, ходил к разным тренерам, и по итогам остановился на китайском тайцзицюане, которым и занимался несколько месяцев.
В-третьих, он просиживал дни в инсектарии Лондонского зоопарка, наблюдая за богомолами, бесконечно зарисовывая их позы и движения, и просматривал киносъёмки этих, хм, замечательных насекомых.
Смешать и взболтать как следует.
Получилось... ну, то, что получилось. Вы все это видели. Сама хищность, ярость и совершенная чужеродность всему земному и привычному. Соратники по съёмкам потом признавались, что им почти не приходилось отыгрывать страх: в движениях Твари было что-то настолько жуткое, что будило испуганную обезьяну внутри мозга, и крик вырывался из глотки сам по себе. Боладжи сыграл сам, без дублёров, практически все сцены. Подменить его каскадёром пришлось только пару раз, когда по сценарию чудовище развлекалось на верхнем ярусе: выросший в нигерийской, ровной как стол, пустоши, Бадеджо неожиданно обнаружил у себя изрядный страх высоты. Всё остальное - сам, только сам, от первой до последней сцены. Чужой явился в мир.
После съёмок Боладжи осаждали с предложениями, ему прочили отличную кинокарьеру - но он прекрасно понимал, что после Чужого играть ему предстоит чудищ до конца жизни, что его не устраивало; да и вообще планы на себя у него были совсем другие. Полученный гонорар он увёз домой, в Нигерию - и там открыл первую в стране арт-галерею европейского уровня, собирая и выставляя работы самых разных местных художников, включая собственные; и школу-студию дизайна до кучи. Он постепенно набирал известность, о нём писала пресса, и был он, пожалуй, счастлив. У него была прекрасная жена, тоже художница, они отменно работали вместе, и несколько детей. Семья гордилась им до одури.
В 1992 году, в тридцать девять лет он заболел вирусной пневмонией. В больнице лежать ему почти не пришлось: сочетание болезней убило его с невероятной скоростью.
А "Чужой" проломил насквозь все рейтинги и собрал свой урожай "Оскаров", став киноявлением мирового масштаба. И всю эту историю сделали по сути два художника: Гигер и Бадеджо. Первого помнят все, второго - почти никто. Ну вот помните теперь.
Ты отлично справился, масай: прикончил их всех, кроме Рипли и кота.

https://www.facebook.com/GrushkoMichael